Главный редактор журнала «Южная Звезда»,
член Союза писателей России
Виктор Кустов

Добро папа

Юный девичий голос предложил неожиданное. И я согласился, хотя к документальному кино, которое, кстати, сегодня мало кто делает, отношение имею самое рядовое, исключительно как зритель. Убедила фраза:"Митрофаненко вас порекомендовал в жюри".
Насколько я понял, речь шла о конкурсе фильмов, авторами которых были волонтеры. (Не люблю я этого иностранного слова, лучше и понятнее звучит наше - добровольцы.) Что они могли снять, я даже не мог вообразить, как, впрочем, не очень-то представлял и то, чем Митрофаненко последнее время одержим. Так что в назначенное время в назначенное место я прибыл весьма заинтригованный.

...С Валерием Митрофаненко нас познакомил в начале девяностых Василий Александрович Красуля, тогдашний заместитель председателя правительства Ставропольского края или, как нынче принято, - вице-губернатор. Знакомил не без удовольствия, как это делают хорошие свахи, не сомневаясь, что стороны обязательно понравятся друг другу.
- У Валеры столько идей, что на одного их явно много... Вдруг вам захочется какую-нибудь вместе реализовать - сказал он, и в нескольких фразах охарактеризовал того, - Валера - известный бард, клуб авторской песни организовал, преподавал в вузе, активист народного фронта, вместе коммунистов свергали, теперь вот вместе новую страну созидаем...
В то время Митрофаненко работал начальником управления социальной защиты населения (министерств тогда в крае еще не было). И был он стремителен, улыбчив, демократичен (впрочем, последнее было присуще многим, кто пришел в те годы к власти), предельно открыт для собеседника и одновременно устремлен к какой-то только ему ведомой цели... И эта целеустремленность недвусмысленно свидетельствовала, что тратить время на пустые разговоры он не намерен. Но, по - видимому, что-то во мне показалось ему заслуживающим внимания и траты этой самой большой на свете драгоценности и в своем начальническом (министерском) кабинете он довольно долго рассказывал об идеях, которые вывез из недавней поездки на американский континент ("надо брать пример с Канады...") и в Европу ("...и со скандинавских стран, вот где настоящий социализм!"), искренне восторгаясь тому, как, оказывается, в загнивающем капитализме ушли далеко вперед именно в заботе о социально незащищенных, малых и старых... Признаться, слушать-то я слушал, но практически ничего не понимал, для меня эта сфера была- " темный лес". Но эмоциями заряжался.
- У нас что не дом престарелых, то богадельня, что ни детский приют, то казарма, а должно быть, как в родном доме, чтобы в них все радовало. Чтобы жить там было приятно, комфортно, а не казенно... И мы это сделаем, потому что ты знаешь, какие энтузиасты у нас трудятся?.. На этих людей надо молиться... Я тебя обязательно познакомлю...
Увлеченно рассказывал, азартно, веря в то, что так и будет... Нисколько не сомневаясь...
И делал...
Правда, не все задуманное успел реализовать, новый губернатор-коммунист демократов в свое правительство не взял...Уже заканчивалась эпоха профессионалов и начиналось время родственно-дружеских протекций...
После того знакомства, которое так и не вылилось ни в какой совместный проект, наши пути пересекались крайне редко. И как то более информационно, чем с деловой перспективой. Встретились, полюбопытствовали, как каждый прожил очередной отрезок собственной жизни и жизни страны, и разошлись.

... В начале нового века, когда я затеял издавать толстый литературный журнал, он продолжал заниматься вопросами социальными, но уже вне государственных структур. Как говорил, созидал свободное общество свободных людей. Помощи от власти не ждал (уже было очевидно, что в деяниях тех, кто засел в кабинетах, заботы общества уступили первенство трудам во имя собственного преуспевания), но держался на плаву, умудряясь постоянно подтверждать финансовую состоятельность побеждая во всевозможных открытых конкурсах на получение грантов и реализуя идеи, все также переполнявшие его. Рассказал, что создал региональную организацию по борьбе с алкоголизмом и наркоманией.
-Ты просто не представляешь, какие масштабы это у нас в стране приняло!- напористо информировал. - Если мы сейчас не преградим дорогу наркотикам, мы нашу молодежь потеряем...
- А деньги кто тебе дает?
- Гранты, - хитро улыбнулся он и его лицо приобрело то самое выражение тайного знания, ведомой только ему цели и пути к ней, которое так запомнилось со дня нашего знакомства.
- Однако капиталисты заграничные?..
- А наши - жмоты... - Подтвердил он догадку. - Они нахапали денег, распродавая страну и думают, что деньгами теперь от всего откупятся. Вот когда их дети попадут в эту сеть, схватятся...
Помимо этой - у меня сложилось впечатление - главной его работы в новой организации, он еще преподавал в вузе и вроде бы в то время даже либо уже защитил, либо готовился к защите кандидатской диссертации. Но, похоже, преподавание и научные изыскания его не очень занимали, главным было борьба за здоровую молодежь... И именно тогда я впервые от него и услышал вдохновенный рассказ о волонтерском движении, добровольцах, которые, подобно хорошо известным нашему поколению тимуровцам, из забытой сегодня повести большевика и писателя Аркадия Гайдара, бескорыстно помогали немощным, больным, заблудшим...
А еще он все также продолжал писать новые песни, ездить на фестивали бардов, безмерно расширяя круг своих друзей и знакомых. И кружил по Кавказу постоянно, если судить по тому, что любая новая встреча либо начиналась с фразы, что он только что приехал, либо заканчивалась сообщением, что сегодня-завтра уезжает на пару дней, неделю, две...

...В канун нового десятилетия этого века нас свела идея создать общественную организацию "Конгресс интеллигенции Ставрополья". Не забывшие удушливой атмосферы застойного социализма, предшествовавшей распаду СССР, мы, тогдашние демократы-неофиты и идеалисты-романтики, наконец - разочарованные реальностью скептики, уже ощущали симптомы назревающих новых перемен. И этих перемен нам хотелось, а вот повторения пройденного в девяностые годы циничного обмана преступным меньшинством большинства честных людей - не хотелось. Оттого и решили обратиться к таким же переживающим за будущее страны и не желающим новой неправедной революции.
Первое организационное заседание прошло в институте, где Митрофаненко преподавал. И прежде чем оно началось, Валера удосужился в свойственной ему манере энергичного информирования расхвалить нам своих волонтеров-добровольцев.
- У нас замечательные ребятишки есть... Знаете, сколько они делают добрых дел?..
И на том организационном заседании познакомил с самыми активными из своих молодых друзей-помощников, которые весьма горячо приняли участие в обсуждении целей и задач конгресса.
Теперь мы стали встречаться чаще, вскользь интересуясь и тем, что каждый творит за границами общественной организации. Выяснилось, что нынче у Митрофаненко основной задачей было создание ассоциации добровольческих движений всего Кавказа...

... Все-таки в свое время нас крепко запугали "происками зарубежных врагов". Хотя, конечно, нет дыма без огня и мало кто будет спорить, что сильная Россия капиталистическому окружению, где правят бал доллар и конкуренция, не нужна. Но не все общественные организации, созданные и прописанные на Западе или за океаном, и открывающие свои представительства у нас или выдающие гранты, имеют цель не дать нам подняться. Но этот жупел нет-нет, да, и вытаскивается из запасников холодной войны, ежели власть начинает пугаться народа. К примеру, накануне выборов в декабре 2011 года в Государственную Думу России придворные шелкоперы и политтехнологи вкупе со спецслужбами неплохо подзаработали на опорочивании "Голоса" - международной организации, добивающейся всего-навсего исполнения выборного законодательства Российской Федерации. Я бывал практически на всех заседаниях краевого отделения этой организации накануне выборов и констатирую без всяких сомнений: никаких разрушительных идей, никакой подрывной деятельности ни представители "Голоса", ни присутствующие на этих заседаниях представители парламентских партий (включая Единую Россию) и непарламентских тоже не озвучивали, если, конечно, не считать оной желание добиться честных выборов.
Но, тем не менее, и я к успешным получениям иностранных грантов Митрофаненко, относился с патриотической подозрительностью: ну не предполагает ведь, априори, капиталистическая конкуренция никакой дружбы (кроме против кого-то с выгодой для себя) и ничего тут не поделаешь... Правда, пришла как-то в голову и трезвая мысль: везде при капитализме проблемы в обществе одинаковые и, помимо врагов внешних, у каждого государства есть и понимающие общие проблемы друзья в других странах. К тому же, все инструменты, смягчающие бесчеловечность и несправедливость капитализма, как противоядие сопутствующих этой формации заболеваний прежде апробировались в странах, которые этот самый капитализм давно построили,. Ну, а потом однажды запущенный тот или иной социальный проект во спасение собственного государства от распада зажил своей жизнью, пересекая границы, а чиновничья машина всех стран одинаково инертна и отнюдь не умна. Может, и была прежде какая-нибудь тайная мысль, какого-нибудь подотдела ЦРУ или спецслужбы иной страны, с которой мы не очень дружны, да уж давно запамятовали о ней, а запущенный проект стал делом и источником дохода многих вполне честных людей, патриотов своих стран, вот и зажил самостоятельно... Жаль только, что в нашем государстве не подобные фонды создаются, а миллиардеры не стесняясь миллионы вкладывают в самолеты, яхты да замки...
Впрочем, я отвлекся. Констатирую без комментариев: Митрофаненко свои идеи реализует не с помощью отечественных - скупых или глупых, недальновидных миллиардеров и миллионеров, - но во благо родины... Хотя порой мы с ним и кардинально расходились во взглядах. К примеру, по отношению к той же ювенальной политике. Но это уж дело понимания предмета спора каждым...

...Конкурс, в жюри которого он меня сосватал, проходил в актовом зале Ставропольского технического университета. Заполнен он был не более, чем на четверть, около сотни или чуть больше юношей и девушек. Что требуется от членов жюри, мне пояснила обладательница юного голоса, то ли старшекурсница , то ли недавняя выпускница вуза, одна из устроительниц мероприятия и, как я понял, тоже волонтер-доброволец.
Митрофаненко в зале не было.
Заняв свое место подле стола жюри, я стал наблюдать-подглядывать за присутствующими. Через чужую молодость оживлять собственные студенческие воспоминания. Такими мы были сорок лет назад или другими?..
Вот миловидная девушка с ладной фигурой кокетничает с высоким чернявым парнем, который, похоже, в нее пока не влюблен...
Вот две подружки: одна - шатенка, а другая, явно представительница одного из кавказских народов, - жгучая брюнетка, нашептывают что-то друг дружке, бросая взгляды в сторону шумной кампании горячих парней из какой-то кавказской республики.
А там чинно сидят строгие черноволосые девушки: черкешенки? чеченки?.. Они позволить себе вольности не могут, нынче немногочисленные и понятные народные обычаи, веками регулирующие отношения и поведение, вновь стали крепче бесчисленного множества запутанных и неисполняемых законов...
Во входной двери появляется Митрофаненко. Стремительный, улыбчивый, с неизменной гитарой и какой-то коробкой в руке. Здоровается, интересуется, все ли нам, членам жюри, объяснили и уходит на сцену за занавес.
Последние приготовления к действу.
И наконец на экране появляются первые кадры...
Собственно, по количеству представленных работ, да и по уровню, этот показ самодеятельных видеосюжетов трудно было назвать фестивалем. А вот по географии вполне...
Позже, комментируя довольно нелицеприятные оценки членов жюри, Митрофаненко объяснит - это начало, первый блин... Конечно же, они учтут замечания, советы и будут учиться делать фильмы профессионально....
Вручив награды (а герои все же нашлись, и победителем стал действительно достойный победы видеоклип веселой авторской песни об ослике), я собрался было уйти, но действо продолжилось, фестиваль оказался всего лишь фрагментом большого сценария. Вслед за авторами фильмов на сцену стали подниматься победители конкурса плаката, оказывается, и такой проходил. Затем - авторы самых удачных логотипов. Наконец, лучшие активисты среди добровольческих отрядов, особо отличившиеся... И постепенно все весомее казалось происходящее: действительно, ведь представители всего Кавказа, можно сказать, собрались в этом зале... Как собирались вместе их сверстники более двух десятков лет назад, в уже исчезнувшей с карты мира стране под названием СССР, когда эти девушки и ребята еще только учились ходить или произносить первые слова на родном языке, а кто-то и вовсе не родился... И были они сегодня ничем и никем не разделенные (пока или уже?), хотя два десятка лет назад их отцы и деды вдруг отчего-то захотели закрыться от соседей границами, языками, законами...
Автором песни об ослике и героем этого музыкального клипа стал парень из Дагестана. Кстати, клип он снял с помощью друзей из Ставрополья.
Награда за лучший плакат уехала в Чечню... Или в Ингушетию, запамятовал...
А вот лучший логотип ассоциации добровольческих движений придумали армянин и азербайджанец. Им вручили один приз, которым теперь они будут владеть по очереди ("Мы не ожидали, что будет такое плодотворное сотрудничество", - пояснил Митрофаненко).
Закончился этот вечер чтением собственных стихов, исполнением песен на родном и русском языках представителями всех республик Северного Кавказа. И все это вместе, теперь было понятно, было интернациональным форумом, все эти молодые парни и девушки - активистами движения добровольцев-волонтеров. И было очевидно, - это и есть сегодняшнее большое дело Митрофаненко, о котором когда-то он говорил, как об идее, которую хочет воплотить...
В одном из фильмов фестиваля этот неунывающий человек был назван добровольцами "Добро папа". И вот теперь, под занавес этого праздника дружбы, я вдруг ясно осознал: он и для меня теперь "Добро папа". И неважно, на чьи гранты (хотя лучше бы - на деньги своих отечественных спонсоров, но где их найти среди алчущих ненасытно?) он созидает будущее. Важно, что в этом многонациональном зале царит не толерантность, равная равнодушной терпимости, а истинная человеческая дружба. И это плод его, Валерия Валентиновича Митрофаненко, усилий...
...Возвращались мы с этого вечера вместе с Геннадием Николаевичем Хазановым, не меньшим, чем Митрофаненко, энтузиастом в просвещении окружающих киноискусством, о котором он, кажется, знает все (за плечами - ВГИК и многолетний опыт просветительской деятельности на этом поприще). И не выдержали, обменялись мнениями о вечере. Оказалось, что он, как и я, считал, что занимается Митрофаненко чем-то не совсем конкретным, не очень серьезным, вроде комсомольской суеты давних лет. И теперь сознались друг другу - ошибались. И поделились вынесенным с этого вечера оптимизмом: а ведь разрушат эти ребята границы, возведенные не без помощи их отцов в некогда единой стране. И возродят замечательно слово "дружба". И не пропадет труд этих лет Добро папы Валеры Митрофаненко, человека, посвятившего свою жизнь будущему.
© Виктор Кустов
г. Ставрополь, ул. Спартака, 8, e-mail: vkustov@yandex.ru